APIA-WORLD

«Поэта выдохнет поэт»

18 августа 2016

«Поэта выдохнет поэт»


   Распечатать на принтере Распечатать на принтере

Лариса Мангупли, спецкор APIA в Израиле

«Поэта выдохнет поэт» написал в своих стихах Юрий Лейдерман о новой книге Ирины Явчуновской


С небольшим интервалом во времени, после сборника стихов Ирины «Танец мотыльков» из печати вышла её новая книга «С миру по нитке». На этот раз – поэтические переводы. Интервью с автором состоялось, когда книга, что называется, ещё не остыла после печати.Ира, это не первая твоя работа, как переводчика. На английский и иврит ты перевела книгу стихов Аллы Айзеншарф «Голос из бездны», на английский – сборник новелл Михаила Ландбурга «Красное солнце, синее дерево и жёлтые апельсины» и его же роман «Посланники». Твоя новая книга дарит нам поэзию английских и американских авторов, поэтические переводы на английский, иврит и с иврита на русский. Когда и как всё успеваешь?

–  Мне, наоборот, кажется, что вечно что-то не успеваю. К работе над переводами отношусь очень серьёзно. Это нелёгкий и кропотливый труд, но безумно увлекательный. Порой даже думаю, что написать своё стихотворение проще, чем сделать понятным и близким читателю то, что написано на другом языке, другим автором, иногда и в другую эпоху. Здесь, по крайней мере, ты берёшь на себя гораздо большую ответственность.

Используешь ли опыт таких магов перевода, как Самуил Маршак, Рита Райт, Виктор Хинкис? Или не все переводчики делают свою работу одинаково?

Есть великолепные переводчики, настоящие мастера. К ним я, безусловно, отношу Лозинского, Пастернака, Маршака, Райт-Ковалёву, Лурье, Лунгину. Они служат мне примером, образцом. Существуют критерии, по которым можно определить мастерство переводчика, в особенности, переводчика поэзии. Бывает, что читаешь перевод стихотворения и сразу понимаешь – так делать нельзя. Тогда возникает вопрос: как правильно подойти к литературному переводу? Можно ли вселить в него новую собственную душу, не исказив первоначальную суть стиха? Об этом спорят теоретики и практики перевода. Конечно же, не все делают это одинаково. Существуют различные подходы и школы: одни считают, что нужно стремиться детально воссоздать оригинальный текст, другие полагают, что это не обязательно, можно импровизировать. Мне представляется, что главное – понять замысел, посыл автора оригинала, встать как бы на его место, перевоплотиться, что ли, и тогда уже подбирать слова, звукозапись, метафоры, образы близкие и понятные читателю на другом языке. Близость к оригиналу – это не просто перевод слова в слово, это ещё и перевод чувств, эмоций. Хорошо, когда при этом удаётся сохранить ту же ритмику, приблизить звучание оригинала. Это чрезвычайно трудно.

Слова Джоржа Байрона в твоём переводе звучат так: «Твори! Живи в своём творении,/ И фантастичным станет путь./ Мечта стремится к воплощению,/ Ведь в ней реальной жизни суть». Можешь поделиться самой заветной своей мечтой?

Байрон очень правильно сказал: мечта – это часть реальной жизни. Не представляю, как можно жить и не мечтать. Это значит, идти по проторенной дорожке, довольствоваться тем, что есть и ни к чему не стремиться. Мне было бы трудно так жить. Всегда хочется что-то изменить, узнать, разведать, научиться чему-то новому. В молодости мы мечтаем и строим всевозможные планы, с возрастом всё больше мечтаем о том, чтобы у наших детей и внуков сбывалось всё ими задуманное.

Радует то, что и стихи многих поэтов, положенные на музыку и ставшие любимыми песнями, ты перевела на три языка: русский, английский и иврит. И я знаю, что, например, песня «Золотой Иерусалим», написанная на иврите, часто звучит в твоём переводе на русский язык, а наши «Журавли» Расула Гамзатова поют израильские певцы на иврите. Тут и песни на стихи Леонида Дербенёва и Юрия Энтина, Павла Когана и Булата Окуджавы… Для перевода ты брала, видимо, самые популярные и любимые песни?

Не скажу, что популярность – это главный критерий, по которому я отбирала песни для перевода. Есть песни на стихи моих любимых авторов, ты их назвала. Хорошо, когда удаётся сделать так, чтобы эти песни узнали и полюбили носители других языков. В наше время, когда люди так разрознены, такой песенный мостик из одной культуры в другую, действительно, способен объединять людей.

Не менее удачны твои переводы детских стихов. Почти целую главу книги заняли весёлые стихи, которые написал американский детский поэт Теодор Гейзель (Доктор Сьюс). Полагаю, не так легко было донести его творчество до читателя?

Переводить для детей очень нелегко. Виртуозно это делал Самуил Маршак. На его переводах английской детской поэзии выросло не одно поколение юных русскоязычных читателей. А как полюбились ребятам Винни Пух в переводе Бориса Заходера и Карлсон, который живёт на крыше, в переводе Лилианы Лунгиной! Теодор Гейзель (Доктор Сьюс) – очень популярный американский автор. Его книжки на разных языках, в том числе и на иврите, читают дети во всём мире. Хорошо бы, чтобы его забавные сказки зазвучали и на русском языке и понравились малышам, говорящим по-русски.

Вероятно, ты возьмёшься за переводы и других его книжек? Полагаю, что уже появившиеся отклики вдохновят на это. Например, вот что пишет тебе поэт, лауреат премии Давида Самойлова Юрий Лейдерман: «А ты поэтов переводишь/ На русский, с русского, но знай:/ Ты нас, ослепших, переводишь/ Над бездной тёмной в светлый рай./ И это вовсе не легенда – / Поэта выдохнет поэт./ Не разобрать, где ты, где Гейне,/ А где шекспировский сонет…».

А вот строки из предисловия председателя Союза Русскоязычных писателей Израиля Юрия Моор-Мурадова к твоей книге «С миру по нитке»:

«…Переводы с иврита и на иврит, с английского и на английский! А какие имена! Шекспир! Джордж Байрон! Эдгар Аллон По! Редьярд Киплинг! Пушкин! Лермонтов! Есенин! Окуджава! И израильские классики: Александр Пэн, Натан Альтерман, Лея Гольдберг! Какая смелость, какая дерзость… И какое знание, понимание языков! И впечатляющая география – Англия и Америка, Россия и Израиль. Легендарные имена. Знаменитые стихи. Теперь, когда у меня есть эта книга, я смогу погрузиться в особый мир мировой стихотворной классики, собранной под одной обложкой».

Думаю, любой автор был бы счастлив получить подобный эмоциональный отзыв такого компетентного литератора, к тому же и переводчика, как Юрий Моор-Мурадов. И я привела только часть предисловия. Что для тебя значит такая оценка твоего труда?

Ну кто же не любит, когда его хвалят? Конечно же, такая оценка значит для меня очень многое! Спасибо обоим Юриям за теплые отзывы о моей книжке, они, вне всякого сомнения, поддерживают меня и стимулируют к тому, чтобы преодолевать новые барьеры. Совсем недавно, например, перевела на английский стихи Бродского, Евтушенко и Цветаевой, а раньше не решалась. Но, в то же время, хвалебные отзывы и обязывают – нужно соответствовать! И нельзя успокаиваться, решив, что ты всё делаешь безукоризненно, всегда остаётся место для сомнений. Будут, наверняка, ещё и чьи-то критические замечания. А критика, если она честная, умная и конструктивная, необходима так же, как и похвала. Короче говоря, похвала окрыляет, но, главное, не вознестись на этих крыльях слишком высоко, а критика настораживает и заставляет задуматься.

Насколько я знаю, ты никогда без дела не сидишь. Параллельно с переводами пишешь и свои стихи. Что явишь нам в ближайшее время, какие планы?

Пока не знаю. Хотелось бы сделать хорошую книжку для детей, куда бы вошли и мои стихи, и переводы детской поэзии.

Удачи тебе, Ира, и вдохновения!

Спасибо большое, Лариса.



Время размещения: Четверг, августа 18, 2016 в 11:11 пп и оно содержится в разделах 2016, Авторы, ВОКРУГ СВЕТА С АПИА, Издания, Интервью. Вы можете получать сообщения о комментариях, подписавшись на RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий внизу страницы. К сожалению, пинг сейчас недоступен.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставлять комментарии.

  • Видео

  • География посещений



  • free counters
    Locations of visitors to this page
  • Реклама

  •  


  

Все права защищены  © 2010 - ...

APIA-World

Работает на WordPress. Прокачка темы издатель познавательного журнала "Детки-74" Tulip Time.